Что ждет аэропорты Большого Урала

Федеральная компания «Новапорт» управляет 13 аэропортами в России. Из них два в УрФО — в Челябинске и Тюмени. О планах выхода на рынок Ямала и ХМАО, покупке «Рощино» и предложении влиятельному губернатору, от которого тот не смог отказаться, генеральный директор холдинга Сергей Рудаков рассказал РБК Тюмень.

— Глава тюменского аэропорта «Рощино» Игорь Лужбин в интервью нашему агентству рассказывал, что «Новапорт» разрабатывает большой проект перепланировки гавани. Инвестиции составят порядка 300 млн. Реконструкция аэропорта завершилась зимой, почему сразу нельзя все было сделать?

— Проект, который осуществлен, был разработан много лет назад. И строить «Рощино» нужно было строго по проекту, чтобы ввести вовремя в эксплуатацию. Так гласит закон. После в любом объекте допускаются разумные изменения. Аэропортом «Рощино» представлены те изменения, которые нужны для удобства пассажиров, повышения качества обслуживания и так далее. Небольшие примеры: у нас есть довольно крупные площади на втором этаже, которые заняты офисами. Но люди могли бы работать в другом месте, даже в лучших условиях. Глупо занимать второй этаж, если есть возможность разместить там пассажиров. Можно эти перепланировки сделать? Можно. Будем мы их делать? Будем. Все пройдет в соответствии с законом и так, чтобы никого не подводить. Часть идей реализуется уже. Например, раньше рядом со стойками регистрации был медпункт, мы его переместили в другое, более просторное помещение.

— Для перепланировки нужно строить дополнительные площади?

— Пока нет. Потому что аэропорт рассчитан на 3,5 млн пассажиров в год. Часть площадей до сих пор не задействованы, потому что мы не провели межведомственную комиссию и зоны вылета международных рейсов частично пока размещаем на площадях для внутренних перелетов. Сейчас некоторые пассажиры считают, что в «Рощино» многовато киосков. Если пройти по аэропорту и посмотреть, то это, действительно, так. Но через пару месяцев задействованная площадь вокзала станет почти в два раз больше. Разумеется, Duty Free поменяет дислокацию, картина иной уже будет. Всего на перепланировки выделили 300 млн. Они будут потрачены также на смену мебели, компьютеров.

— Это все будет сделано в первую очередь для удобства пассажиров. Что будете менять для авиакомпаний?

— В самом терминале никаких нововведений не будет. У перевозчиков там уже есть места для их представительств. «Ямал» захотел самостоятельно регистрировать пассажиров, для них выделили отдельные стойки. Остальных регистрируют на общих основаниях сотрудники аэропорта.

— Будете строить инфраструктуру для обслуживания самолетов «Ямала»? По нашим данным, вопрос пока не урегулирован. Сначала были проблемы с финансированием. Но деньги нашли. Теперь власти региона якобы не готовы выделить землю под проект.

— Инфраструктура для двух базовых перевозчиков в Тюмени — «Ямал» и «ЮТэйр» — довольна широкая. Но у последней компании есть ангар для обслуживания самолетов, а у «Ямала» — нет. Насколько я понимаю, сейчас этот вопрос решается властями региона и аэропортом. По моему мнению, уже в обозримом будущем у «Ямала» появится свой ангар. Проблемы с землей или со строительством всегда есть, но они имеют рабочий характер. Никто же специально заранее не отводит участок под это, землю нужно оформить… В целом в «Рощино» проблем с землей под развитие проектов нет вообще. Проверка всего земельного фонда это показала. Участки возле аэропорта не передавались ранее частным структурам. Вопросы о том, под что их отдавать, решаются в рабочем порядке. Под строительство ангара не выделят, конечно, землю, на которой планируют построить вторую очередь аэропорта. Года через два надо будет приступать к ее проектированию. Потому что за семь месяцев этого года по пассажиропотоку мы выросли более чем 20%. Такой бурный рост не сохранится ни в стране, ни в Тюмени, но в любом случае показатель будет в двузначных цифрах — 16-17%. Это большой рост. Три раза по 17%, и вокзал должен стоять новый. Мы обдумываем этот проект.

— А холдинг планирует выкупать «Рощино», чтобы аэропорт перешел в собственность «Новапорта»?

— Вообще «Новапорт», как правило, владеет своими объектами. Но управление — тоже нормальная мировая практика. Что касается «Рощино»… В настоящее время аэропорт принадлежит властям, и мы вступили в проект тогда, когда объект был недостроен. Невозможно было по-другому сделать. Но тема покупки все равно возникнет. Перед строительством второй очереди встанет вопрос: кто это будет делать? Мы или они? Мы не торопим процесс. У нас деловые отношения с губернатором Тюменской области Владимиром Якушевым, он субсидирует региональные рейсы, мы их развиваем. Честно говоря, сегодняшний статус нас вполне устраивает. По-моему, устраивает и власть.

— Сколько примерно может стоить вторая очередь «Рощино»?

— Я думаю, что ее надо будет пристраивать частями. Примерно по 10-12 тыс. кв метров. Сегодня 12 тыс. «квадратов» стоят примерно 2 млрд. Сколько нужно очередей, зависит от того, как мы будем расти. Пока больше одной не надо.

— Не факт, что в будущем у бюджета будут такие деньги?

— Вообще область богатая. Но зачем? Есть проблемы с жильем, наводнениями. Забот хватает.

— Как оцениваете планы «Ямала»: авиакомпания готовится стать базовым перевозчиком в аэропорту Челябинска, которым вы также управляете?

— Аэропорту «Рощино» повезло — у него две базовые авиакомпании. У «Шереметьево» есть «Аэрофлот», у «Домодедово» — S7, у «Внуково» — «ЮТэйр», «Россия». А вот в Челябинске — никого. В наших аэропортах (в аэропортах холдинга «Новапорт», — прим. ред.) в Минводах и Калининграде — никого. Поэтому я лично рекомендовал губернатору Челябинской области Борису Дубровскому позвонить главе Ямала Дмитрию Кобылкину, обязательно встретиться с представителями одной из базовых компаний, которую мы хорошо знаем, и рекомендовать ей создать филиал на базе челябинского аэропорта. Дать ей преимущества, привилегии и так далее. Я обсуждал с Дубровским, и губернатор это озвучивал публично, что поддержка компании, в том числе и финансовая, будет обеспечена. Аэропорт даст скидки. Это и наша инициатива, и [глава АК «Ямал» Василий] Крюк не против, и губернатор Челябинской области хочет. Но это совершенно не говорит о том, что что-то изменится в Тюмени. Например, перед нашей с вами встречей мы обсуждали с Крюком и на днях с руководством «ЮТэйр», что они в следующем году нарастят пассажиропоток в Тюмени. Мы полагаем, что цифры будут до 30-40%.

— Когда вопрос по Челябинску может решиться?

— Он несложный. Главное, чтобы было понимание по финансированию, поддержке, расписанию, направлениям и так далее. Думаю, что примерно в октябре более конкретное что-то можно будет сказать и даже показать программу полетов. Она будет небольшая. Скорее всего, будут задействованы два-три самолета. Еще раз подчеркну, что этот процесс — наша инициатива. Мы считаем, что наличие базовой авиакомпании в порту — огромное преимущество.

— По заявлению главы Югры Натальи Комаровой, «Новапорт» вышел с предложением к правительству по реконструкции Сургутского аэропорта. Как идут переговоры?

— Мы профессиональная региональная группа, занимающаяся аэропортами. И к нам периодически обращаются с просьбой оценить, что и в какие сроки нужно сделать в аэропорту, чтобы работы были своевременными, целесообразными, оптимальными по цене. И губернатор Комарова обращалась к нам не потому, что мы должны вложить средства в аэропорт. Она обращалась, чтобы узнать наше видение того, что нужно сделать в Сургуте в ближайшие несколько лет. Вопрос возник не просто так. Она побывала на открытии «Рощино» в Тюмени, оценила какой там аэропорт.​ Мы взяли три месяца, проанализировали и рассказали ей, как правильнее развивать аэропорт, чтобы он стал достойным, без проблем перевозил 1,5 млн пассажиров. Такую работу мы делали для Иркутска, Омска. Мы профессионально работаем в этой сфере. Я вам могу сказал, что наш отчет ей понравился, но она ничего не обещала. Почему? Округ владеет аэропортом всего на 19% (остальные акции принадлежат компаниям, частным лицам, — прим. ред.). Больше мы не встречались. Но это не является тем, о чем все говорят: что аэропорт продали, подарили, пообещали. Когда такие вещи появляются в прессе, я уверен, что слова просто передергиваются. Комарова такого не заявляла. Наверное, она сказала, что мы обсуждали тему с «Новапортом», они представили план реконструкции, и он нам понравился.

— Губернатор, общаясь с журналистами, заявила, что вы готовы начать работу, только если станете акционерами аэропорта.

— Когда мне задают вопрос, вы бы потратили деньги на развитие такого-то аэропорта, ответ всегда один и тот же — только после получения контрольного пакета. Все. Вы же не будете вкладывать деньги в квартиру, которая вам не принадлежит? Ничего нового. У Сургута есть одна особенность. У города очень большой аэропорт. Тюмень успела провести реконструкцию, а Сургут еще не начинал. Там аэропорт «зажат», и его надо реконструировать частями. Если не начать это завтра, то через два года, делать это будет сложно. Чтобы закрыть на реконструкцию одну часть, пассажиров нужно будет переводить в другую. А через два года их будет столько, что сделать это будет почти невозможно. Мы рекомендовали заняться портом. У него есть собственник с деньгами. Не факт, что ему нужен будет инвестор.

— Можно сказать, что «Новапорту» интересен как сургутский, так и новоуренгойский аэропорт?

—​ «Новапорту» интересны все аэропорты с пассажиропотоком от 800 тыс. и выше. Это наша работа. Мы бы взяли и аэропорт с 300-тысячным потоком, если нам его отдадут по дешевке. Потому что бессмысленно его брать за настоящие деньги — в него надо вкладываться.

— По нашим данным, инвестором реконструкции аэропорта Нового Уренгоя может стать ваша компания. Вы уже подали заявку на конкурс на заключение концессии по модернизации аэропорта?

— Мы будем участвовать. Если мы занимаемся этим бизнесом и не участвуем в конкурсах, могут и не понять. Мы не обязательно даем большую цену. Мы даем цену, которая позволяет делать бизнес. Если кто-то дает больше, никогда не расстраиваемся. Это нормально. Пусть занимаются.

РБК

Press
Center
Back
Site
map
RUENG